Нисанов

Год Азербайджана в России - 2 часть

Главный друг президента


Когда корреспондент «Проекта» спросил бывшего высокопоставленного сотрудника правительства о том, кто заступается за Года Нисанова, если у того случаются затруднения в бизнесе, тот закатил глаза: «Это очень важные люди».
— Недавно мы с Годом и российским олигархом Ротенбергом вместе летели из Москвы в Баку. Год внезапно сказал: ты знаешь, что я помню? Однажды мы были в Товузе, и ваша мама приготовила нам хангал , я не могу забыть вкус этого хангала. И я сказал, готовьтесь, как только мы выйдем из самолета, мы приедем есть хангал, — рассказывал как-то партнер Нисанова и однокурсник Путина Ильгам Рагимов в интервью азербайджанскому изданию Musavat.

О дружбе Нисанова с братьями Ротенбергами, близкими к президенту Путину, говорят несколько собеседников «Проекта». И это тоже больше, чем дружба. Это бизнес.

В 2013 году структуры Нисанова купили компанию «Пламя», которая владеет огромной территорией на Калужском шоссе под Москвой. До того момента «Пламя» деловая пресса связывала с братьями Ротенбергами. Вскоре после покупки на территориях «Пламени» открылся рынок — «Фуд сити».

«Город еды», «крупнейший в Европе агрокластер» — такими словами на телеканале городского правительства «Москва 24» в 2014 году рекламировали открытие «Фуд сити». Открывали рынок лично Нисанов и Сергей Собянин.

«Фуд Сити» и правда огромный: 124 гектара территории с крытым торговым павильоном. Хотя в целом это обычный восточный базар: продажа за наличные с фур, с персоналом можно торговаться и под закрытие рынка, к примеру, урвать ящик манго за каких-то 200 рублей.

Источник, работавший у Нисанова, говорит: Аркадий Ротенберг — до сих пор непубличный партнер Нисанова по «Фуд сити». Если изучить структуру собственности «Пламени», то окажется, что 20% компании по сей день владеет некая Людмила Дергун. Перед выходом на пенсию эта 70-летняя женщина родом из Краснодарского края работала в одном из детских садов Санкт-Петербурга. Ее родственники тоже не похожи на успешных бизнесменов. Невестка Дергун, жена ее сына Александра, в момент написания этой статьи продавала на «Авито» бывший в употреблении детский слюнявчик за 200 рублей. Сам Александр, судя по всему, в последнее время работал водителем, развозящим мороженое «Айсберри». Когда ему позвонил корреспондент «Проекта», Дергун сказал, что ничего не знает про бизнес своей матери.

Нисанов и Ротенберг связаны также проектом в «Москве Сити»: та же компания «Пламя» собиралась строить там очередную высотку, но в 2017 году владельцем проекта небоскреба стал Григорий Баевский, партнер и доверенное лицо Ротенберга.

Представитель Ротенбергов в разговоре с «Проектом» сказала, что бизнесмены не имеют никакого отношения к «Фуд Сити», близкой дружбы с Нисановым не водят — братья «только знакомы с ним, как и с многими другими бизнесменами».

Сам президент, хотя и другой

Как-то раз летом 2014 года координатор движения «Архнадзор» Андрей Новичков шел по 1-й Тверской-Ямской улице в Москве. Возле дома 22 он остановился — дореволюционное здание, доходный дом Прошиных, редкий образец московского модерна, было полностью обтянуто фальш-фасадом. Новичков заглянул за него и обомлел — здания не было.
Снесенный дом на 1-й Тверской-Ямской улице, 22 в Москве.
Снесенный дом на 1-й Тверской-Ямской улице, 22 в Москве. Фото: Архнадзор / archnadzor.ru

Это был не просто исторический особняк — его фасад украшал фриз с изображением подснежников, выполненный в технике сграффито — таких зданий в России больше не было.

Оказалось, что по плану застройщик не мог ничего сносить — сохранение фасада в процессе реконструкции было обязательным. В итоге подрядчик заплатил каких-то 1,5 млн руб. штрафа, разрешение на строительство у него отозвали, представители мэрии публично гневались. Тогдашний заммэра Москвы Марат Хуснуллин заявил, что будут приняты «самые жесткие меры»: «Не хотят работать по нормальным правилам в Москве, значит, не будут работать». Кто стоял за компанией, власти так и не сказали и вскоре вовсе забыли о некрасивой истории. В 2017 году, когда шум затих, мэрия выдала новое разрешение на застройку — разрешение по-прежнему почему-то зовется «реконструкцией», хотя реконструировать уже нечего. Из документов следует, что разрешение получила компания «Атлантик Аэронаутик». Она же была собственником участка ранее, с ее согласия дом Прошиных и снесли.

«Атлантик Аэронаутик» зарегистрирована в Азербайджане, в Баку, в доме 170 по улице Льва Толстого — там же расположен офис компании «PASHA Insurance», входящей в холдинг PASHA, семейную компанию президента Азербайджана. Удивительно, но все эти годы московская мэрия прекрасно знала, кто на самом деле снес исторический памятник на 1-й Тверской-Ямской. В иске, поданном Департаментом городского имущества Москвы к застройщику — компании «Атлантик Аэронаутик» — через год после сноса, соответчиком прямо указана дочь президента Азербайджана Лейла Алиева.


Директор компании-заказчика работ по дому Прошиных «Компания Миретта» — Тофик Гусейнов. Ранее был владельцем компании «Медиа Лэнд» Лейлы Алиевой — она возглавляет в России журнал «Баку». Директор российского представительства «Атлантика» — Татьяна Егорова, экс-глава Caspian Coast Winery & Vineyards в России, входившей в состав Synergy Group бывшего сотрудника министерства по налогам Азербайджана Ашрафа Камилова, которого OCCRP в своем расследовании называли близким соратником семьи Алиевых.

Бизнес президентской дочери близок и Году Нисанову.
При чем тут он? Именно он оказывает Алиевой финансовую помощь в России. Компания МФК, входящая в группу «Киевская площадь», выступала поручителем по кредиту, взятому «Атлантиком» минимум на 400 млн рублей 
 .
Кроме того, компания «Аккорд Спецстрой», связанная с Годом Нисановым, реконструировала павильон Азербайджана на ВДНХ (павильоном управляет компания «Бакинский бизнес-центр», близкая к Лейле Алиевой). Учредителями «Аккорд Спецстроя» были Ильгар Гаджиев и двое мужчин, на которых ранее оформлялись бизнесы «Киевской площади». Гаджиев говорит, что в «Аккорде» они представляли Нисанова.

Как «Киевская площадь» переехала на Рублевку


Близкие отношения с руководством Азербайджана привели Нисанова в международную политику. Летом 2020 года, с началом нового армяно-азербайджанского конфликта, рынок «Фуд-Сити» стал местом, где сводятся счеты: армянских торговцев с их фурами просто перестали пускать на территорию. Партнер Нисанова Ильгам Рагимов хвастался в интервью азербайджанскому изданию Musavat, что ущерб, который они нанесли армянам, исчисляется «сотнями миллионов»: «Всё идет на свалку». По его словам, с ним связывались российские официальные лица, но он и Нисанов сказали им: «Не лезьте в это дело». Решение вызвало восторг среди отдельных представителей азербайджанской диаспоры: собеседник «Проекта» рассказывал, как специально приехал на «Фуд сити» засвидетельствовать почтение его руководству. Армянских дипломатов, которые пришли на рынок вести переговоры, и вовсе выставили с территории охранники из ЧОП «Витязь».

Горские витязи


«Витязь» — близкое к Нисанову охранное агентство, принадлежащее бывшим спецназовцам Максиму Котову и Петру Шутко. Котов знаком с учредителями «Киевской площади» еще со времен «Садовода» . «Витязи» обслуживают не только Нисанова: они проявили себя еще во время строительства компанией Аркадия Ротенберга трассы Москва-Петербург, ради которой вырубили часть Химкинского леса: на протестах против вырубки чоповцы выбивали активистам зубы и разбивали носы. «Витязи» избивали людей и на протестах в защиту Цаговского леса, когда вырубали деревья ради трассы в районе подмосковного города Жуковский.
Сейчас «Витязь» охраняет все ключевые объекты «Киевской площади», и самого Нисанова тоже, даже зарегистрирован «Витязь» по адресу компании «Сафра Инструментс» (входит в состав «Киевской площади») — на улице Солженицына. По словам Гаджиева, именно с помощью «Витязей» был совершено поглощение его компании SDI. В составе «Витязя» есть так называемые «мобильные бригады» , которые могут выполнять подобные поручения.

Обилие влиятельных друзей обязательно должно приносить пользу бизнесу Нисанова. И вот как это происходит.

Рыночные отношения

Сейчас Нисанов — король столичных рынков, и это звание не смогла пошатнуть даже последовательная борьба мэра Собянина с неорганизованной торговлей в городе. Только появившись в столице, Собянин объявил рынкам войну. Рынки закрывали по любому, даже совсем не очевидному, поводу — например, Покровскую овощебазу ликвидировали после того, как ее в ходе так называемых «бирюлевских погромов» атаковали националисты.

Рыночная империя Нисанова, наоборот, росла. «Садовод», «Фуд сити», «Южные ворота», «Велозаводский», «Пражский», «Москва» в Люблино, рынок «Левый берег» в Химках — все они принадлежат «Киевской площади». Рынок «Фуд сити» так приглянулся Собянину, что он объявил, что в Москве будет еще как минимум три таких и строить их будет, по-видимому, опять Нисанов.

Рынок «Фуд сити»
Рынок «Фуд сити»

Даже значительная часть бывшего Черкизовского рынка («Черкизона»), закрытого в 2009 году за многочисленные нарушения закона, до сих пор в распоряжении «Фирмы Илиев», входящей в состав «Киевской площади».

Закрытие «Черкизона» оказалось очень кстати рынку «Садовод», которым на тот момент уже владела «Киевская площадь». Она получила от Москвы территорию в управление в 2003 году — конкуренты, владельцы еще одного столичного рынка «Эмерал», пытались оспорить это решение мэрии, но безуспешно. А в 2011 году «Эмерал» после визита туда Собянина власти тоже закрыли. Мэру показалось, что обстановка на рынке — «как в бедных провинциях Индии». Кто сейчас распоряжается территорией «Эмерала»? Конечно, «Киевская площадь».

Рынок «Садовод» сам при этом выглядит как филиал Черкизовского рынка: обилие контрафакта на прилавках и торговля только за наличные. И «Садовод», и ТЦ «Москва», и «Фуд Сити» — крупнейшие точки в Москве по работе с наличными — оборот на них составляет около 600 млрд руб. в месяц, и практически ничего из этой суммы не отражается в банковской системе. Это больше, чем весь месячный оборот розничной торговли в Москве. Обилие «серых» схем на «Садоводе» таково, что глава Центробанка Эльвира Набиуллина лично жаловалась на них Путину.

Рынок «Садовод»
Рынок «Садовод»

Там же, на «Садоводе», эти наличные превращаются в доход. Дело в том, что «Садовод» — по крайней мере, до последнего времени — был крупнейшим центром в Москве по обналичиванию криптовалюты.

Основные посредники в криптобизнесе — китайские торговцы. «Раньше можно было связаться с ними и сказать, что есть крипта. Они говорят номер магазина и ряд, приходишь, достают бабки из-под прилавка, при них переводишь на кошелек крипту, забираешь кэш», — рассказывает один из собеседников «Проекта». Также криптовалюты использовались для того, чтобы заплатить за привезенный из Китая товар: получатель расплачивался в Москве рублями, они переводились в цифровые деньги, перекидывались в КНР, где отправитель уже получал юани.

Процент от операций получали владельцы рынка, утверждают два собеседника «Проекта», один из них оценил размер этой «комиссии» в 0,5% с операции.

В 2019 году глава Росфинмониторинга Юрий Чиханчин на встрече с Путиным пожаловался на теневой оборот наличных на «Садоводе». В тот же день на этих рынках начались обыски. В прессе мелькала информация, что силовики в том числе искали криптовалютные фермы. Потом все затихло. Нисанов утверждал, что причиной обысков стала «драка двух кавказских группировок», члены которых оказались его арендаторами. Тем не менее, как говорит высокопоставленный знакомый Нисанова, «Год понимает проблему и старается понемногу сокращать объемы налички». Хотя до сих пор на том же «Фуд Сити» картой нельзя оплатить даже парковку.

Журнал Forbes оценивал доход «Киевской площади» от аренды в баснословные $1,6 млрд — компания много лет занимает первую строчку рейтинга «королей российской недвижимости». Журнал считал потенциальный доход, который могла бы приносить владельцам коммерческая недвижимость, и Нисанов с оценкой Forbes даже соглашался. Но в официальной отчетности «Киевская площадь» почему-то указывает совсем другие — гораздо меньшие — суммы. Согласно ей, дела у Нисанова должны идти неважно.

Доходы «Киевской площади»

На самом деле компании, связанные с королем российской недвижимости, в основном убыточны, млн руб.
По данным «Спарк-Интерфакс» на 2019 год
По данным «Спарк-Интерфакс» на 2019 год

Для примера, «Фуд Сити», по оценке Нисанова, обеспечивает московский регион овощами и фруктами на 70%, и на 25% — мясом. Но несмотря на такие объемы, рынок убыточен. «Садовод» получает от аренды, по данным отчетности, всего 1,4 млрд руб., а тратит на свое содержание — 1,2 млрд. При этом на «Садоводе» — 8 тысяч торговых точек, а арендодатели рассказывали, что средняя стоимость аренды точки в месяц — почти 200 тысяч, что в год это должно генерировать выручку в несколько миллиардов. Выручка от аренды в огромном торговом комплексе «Южные ворота» на МКАДе — 600 млн руб., и всю ее компания тратит на содержание ТЦ и управленческие расходы, прибыли почти не остается. Прибыль от аренды огромного торгово-ярмарочного комплекса «Москва» — всего лишь 36 млн рублей в год.

Их улица


В своем первом интервью, которое Нисанов дал журналу Forbes только в 2013 году, предприниматель гордился, что его бизнес начался не с залоговых аукционов и по сей день никак не связан с государственными проектами.

Первое — правда, а вот второе не совсем соответствует истине.

Недавно Москва озаботилась благоустройством территории возле Киевского вокзала и перед торговым центром «Европейский». Подрядчиком была выбрана компания АРПТ. Город заплатил ей за это примерно 3 млрд рублей, что стало самым дорогим подрядом АРПТ за все годы ее существования. Всего — за четыре последних года — АРПТ получила госконтрактов на 30 млрд рублей, в основном на благоустройство.

ТЦ «Европейский» в Москве. Источник: сайт торгового центра
ТЦ «Европейский» в Москве. Источник: сайт торгового центра

Владеют АРПТ некие Андрей Николаев и Юлия Зинченко — кто это, неизвестно. Но можно установить, куда идут деньги, выигранные компанией на гостендерах. К примеру, в 2019 году АРПТ получила 6,3 млрд рублей выручки, и почти аналогичную сумму перечислила другим компаниям — и фирмы-получатели близки к Нисанову и «Киевской площади».

Так, в отчетности АРПТ сказано, что в том же году она заключила контракт на 2,5 млрд руб. с некой компанией «Респик». «Проект» нашел одноименную компанию — поставщика стройматериалов с неизвестными собственниками. Телефон «Респика» совпадает с номером другой компании, «Праймтелеком». Ее акционеры — совладельцы входящего в «Киевскую площадь» гастрокластера «Депо» горский еврей 
 Мурад Бениаминов и некая Марина Тамминен. Тамминен — судя по всему, номинальный владелец бизнеса: на самом деле она — риэлтор. До Тамминен ее доля в «Праймтелекоме» была записана на ее возлюбленного Сергея Ливанского, который работает все в той же фирме АРПТ, а раньше был мелким менеджером в Санкт-Петербурге.

Еще 2 млрд руб. получила от АРПТ компания «Прострой». Компанией с таким же названием владеет 54-летний сосед Ливанского по девятиэтажке в городе Тихвин Ленинградской области Евгений Осташкевич. «Прострой» получала не только субподряды от АРПТ, но и заказы непосредственно из московского бюджета, — к примеру, в 2019 году она получила заказ на 500 млн руб. на благоустройство парка «Филатов луг».

Еще одним субподрядчиком АРПТ была та самая компания «Аккорд Спецстрой», которая реконструировала павильон Азербайджана на ВДНХ. Ее наняли и для выполнения работ по благоустройству на Садовой-Сухаревской. Совладелец «Аккорда» Ильгар Гаджиев в беседе с «Проектом» сказал, что, по его данным, бизнес АРПТ курирует двоюродный брат Нисанова Владислав Юсупов.

Основные заказчики АРПТ — Москва и Тула. Тульскую область возглавляет Алексей Дюмин — брат Артема Дюмина, партнера Нисанова. За два последних года АРПТ заключила контрактов с ООО «Тульская набережная» 
 больше чем на 750 млн рублей, еще более 3 млрд руб. АРПТ получила на реставрацию тульских усадеб.

Есть и другие свидетельства того, что Нисанов зарабатывает на контрактах с московской мэрией.

ООО «Красная Слобода»


В 2013 году крупный азербайджанский строитель Ильгар Гаджиев решился на экспансию в Москву. Без влиятельных партнеров в России тяжело работать, посчитал Гаджиев, и совместный бизнес в итоге начал с земляками — братьями Захарьяевыми, друзьями детства и дальними родственниками Нисанова. Так он стал работать и с самим Нисановым.
Герман Захарьяев, Год Нисанов, Эльман Байрамов и Ильгар Гаджиев
Герман Захарьяев, Год Нисанов, Эльман Байрамов и Ильгар Гаджиев

Пробным шаром, говорит Гаджиев, был контракт на ремонт дороги в Восточном административном округе Москвы, где его компанию наняли субподрядчиком. «Он убедился, что я могу строить, а я — что он может быть ресурсом», — говорит Гаджиев. После этого некому Альберту Иманилову — по словам Гаджиева, подставному лицу Нисанова — были переданы 50% в компаниях Гаджиева «Аккорд Спецстрой», «Аккорд констракшн», «Аккорд недвижимость», нескольких компаниях под брендом SDI.

«Нисанов говорил, что любой вопрос через Рагимова и Ротенбергов может решить с Путиным», — вспоминает Гаджиев. Благодаря связям партнер действительно обеспечил получение компаниями Гаджиева нескольких госконтрактов. В частности, их общая «Аккорд Спецстрой» заключила контрактов на 4,7 млрд руб. на ремонт улиц в Москве. Бизнесмен рассказывает, что его партнер регулярно просил у него наличные для передачи ответственным за контракты чиновникам мэрии. Однажды, по словам Гаджиева, двоюродный брат Нисанова Владислав Юсупов попросил его подготовить 100 млн руб. для передачи Петру Бирюкову — заместителю Собянина по вопросам жилищно-коммунального хозяйства. Их встреча состоялась на Садово-Сухаревской улице, где компания Гаджиева и Иманилова выполняла работы по благоустройству. Гаджиев, по его словам, передал портфель с наличностью Юсупову. Тот ненадолго сел в машину к Бирюкову и вышел уже без портфеля.

Однако весной 2018 года у партнеров начались проблемы в отношениях. Нисанов потребовал переписать на Иманилова долю Гаджиева в его компании, которая строила в Подмосковье жилой комплекс «Пироговская ривьера». Нисанов заявил, что Гаджиев должен сделать это, «если хочет беспрепятственно строить жилищный комплекс», так как у него — Нисанова — «очень хорошие отношения с правительством Московской области». В разговоре с «Проектом» Гаджиев гораздо более красочно описывает ту встречу с Нисановым. В офисе последнего в «Европейском» Гаджиева встретили несколько вооруженных людей, и доля на Иманилова была переписана «буквально под дулом пистолета».

Из документов, поданных сотрудниками Гаджиева в правоохранительные органы, следует, что далее его компании были отобраны силовым образом.




«24 января 2019 года в офис ворвались сотрудники ЧОП „Витязь“… На следующий день в головной офис компании пришел Юсупов Владислав. Он объявил, что отныне является новым хозяином компании и все сотрудники должны выполнять его указания. Также он потребовал передать ему банковские ключи», — говорится в заявлениях, направленных в СК и МВД.

Сотрудники Гаджиева утверждают, что после поглощения из компаний начали выводить деньги. В том числе — на счет той самой компании АРПТ. Она получила в виде займов около 300 млн рублей.

Этим связи с Нисановым не ограничиваются. Например, на видеозаписях, на которых, по словам Гаджиева, запечатлен захват его бизнеса, фигурирует Флера Теплинская 
 . Она ранее была директором компании, управляющей бизнес-центром «Воробьевский», входящим в состав группы «Киевская площадь». На видео Теплинская, явно переживая, слушает по телефону указания от «Года Семеновича» — так она называет своего собеседника. На другом видео она же складывает в бумажный пакет огромные пачки наличных. На третьем видео Теплинская в сопровождении охранника из «Витязя» снята возле жилого дома по адресу Кутузовский проспект 1/7. В этом доме есть квартира у Эльмана Байрамова.

В распоряжении «Проекта» есть несколько отказов в возбуждении уголовных дел по заявлениям Гаджиева — сотрудники МВД не нашли признаков рейдерского захвата. Сейчас бизнесмен живет в Лондоне, откуда пишет открытые письма Путину. «Не думаю, что Путин знает, какими методами действует Нисанов», — говорит Гаджиев.

Представители Нисанова утверждают, что тот никогда не был партнером Гаджиева. Его фамилии действительно нет в учредителях тех фирм, которые называет Гаджиев, — как и в случае с большинством компаний группы «Киевская площадь». Нисанов формально владеет только двумя гостиницами — «Украиной» и «Рэдиссон Славянская», и «Олимпийским». Все остальное записано на родственников и номинальных владельцев, что, впрочем, никогда не вызывало нареканий со стороны властей.

В Тверской области есть заповедник «Завидово» — это огромный лес государственного значения. В советское время там был охотничий полигон, где любил пострелять зверье Леонид Брежнев, а в 90-х возникла президентская резиденция. А еще там стоят деревни Поминово и Заречье, где родились, выросли и познакомились отец и мать нынешнего президента России. На момент последней переписи в Поминово жили 20 человек, в Заречье — 70. Основа местной экономики — два бывших колхоза: имени Кирова и «Березка», дела у которых давно уже шли так себе. Работы для селян не было, поля не распахивались.
Заповедник «Завидово»
Заповедник «Завидово». Источник: сайт vzavidovo.ru

Именно в этот момент заповедные путинские места привлекли Года Нисанова. В прошлом году «Киевская площадь» стала владельцем «Березки» 
 , которой в заповеднике принадлежало 2 тыс. гектаров. Управляющий «Березки» рассказал, что Нисанов собирается превратить предприятие в «эко-ферму» и построить там «эко-коттеджи». А пока в деревню благодаря Нисанову впервые могут провести газ.

В момент подготовки этой заметки социальные сети и мессенджеры автора не один раз подвергались попытке взлома. Сам Год Нисанов решил не отвечать на вопросы «Проекта».

Оригинал статьи