Новые акулы российского капитала – это не воры и авторитеты, не «красные директора», не сомнительные дельцы или чиновники из 90-хх и даже не вельможи царского двора. Воротилы десятых и двадцатых – это новый тип и класс людей, научившихся сочетать в себе качества всех этих групп.

Они искусно преклоняются перед властителями, деспотично угнетают, запугивают и обирают зависимых, лавируют и договариваются с себе подобными и равными. Они не звезды бизнеса, но вместе с тем и не сибариты и не бездари, неплохие управленцы, коммуникаторы и кадровики, строящие свой бизнес на связях с чиновниками.

Захват SDI

Они приращают свои огромные капиталы, спокойно похищая при этом чужие в лучших бандитских традициях. Эти люди – продукт эпохи «новой русской стабильности», впитавшие в себя её дух и правила. Они наводят коррупционные мосты из мира крупного бизнеса в мир высшей российской власти, "дружат" и делятся с кем надо, вместе управляют активами, отбирают чужие и убирают неугодных.

Это новое явление русской жизни, и, скажем прямо, опасное явление. Вести с ними бизнес все равно что танцевать на битом стекле. Но и по-другому нельзя, ведь они теперь повсюду.

Из Швейцарии, куда я эмигрировал и где жил с семьей после рейдерского захвата «Аккорд», я приехал в Москву, чтобы заставить Закира Гаралова и других заплатить мне обещанные отступные, о которых они так скоро забыли после моего отъезда. Обзаведясь полезными знакомствами во влиятельной азербайджанской диаспоре в России, я под угрозой огласки захвата «Аккорда», тогда это сработало, довольно скоро добился от Гаралова единоразовой компенсации в $30 млн, которую сразу же пустил в дело – новый строительный бизнес под брендом SDI Group. Впрочем его постигла та же судьба, что и первый, ведь он был возведен на том же непрочном фундаменте. Но обо всем по порядку.
Мой партнер – «король»
Так вышло, что я поселился в отеле Radisson в здании гостиницы «Украина». Неформальный холдинг «Киевская площадь», который владеет этим объектом, принадлежит двум партнерам, Году Нисанову, с легкой руки Forbes прозванному «королем (московской) недвижимости» и Зараху Илиеву.

Помимо Radisson в их собственности еще целый ряд крупных коммерческих объектов, например, торговый центр «Европейский» (там находится штаб-квартира группы), рынки «Садовод», «Москва» и «Фуд Сити», спорткомплекс «Олимпийский», гастрономический квартал «Депо», здание "книжка" на Новом Арбате, МФК «Щелковский» и еще десяток других объектов в столице.

Суммарная площадь объектов Киевской Площади превышает 10 000 000 кв. м. В «Украине» я неоднократно встречал земляков и в результате оказался в общей кампании с Годом Нисановым. Мы быстро заметили друг друга.
«Чемпион по дружбе»
Я знал, кто он такой, но я не знал, кто он такой. Как и другим, мне было известно о нем лишь то, что Год Нисанов – долларовый миллиардер с состоянием около $3,4 млрд., владелец крайне прибыльного актива: ежегодный доход от Киевской Площади превышает $1 млрд. Я знал, что Нисанов в отличие от других азербайджанцев не мусульманин, а иудей. Он один из неформальных лидеров клана татов, горских евреев родом из Красной Слободы. Этот поселок в Азербайджане – их анклав.

Мне также было известно, что Нисанов – человек с очень большими связями в самых высших эшелонах власти, в чем он лично мне охотно признавался. Например, я знал, что третий негласный партнер Киевской Площади – Ильгам Рагимов, бакинский профессор и юрист вместе с тем бывший однокурсник и университетский приятель Владимира Путина, с которым они до сих пор поддерживают отношения. Подробнее о связях Рагимова с Президентом России можно узнать в расследовании Алексея Навального «Дворец для Путина». Другими неофициальными партнерами бизнеса Нисанова были братья Аркадий и Борис Ротенберги (подробнее в расследовании Проекта «Год Азербайджана в России»), – в общем люди, формирующие непосредственное окружение Президента России. Нисанов утверждал, что с их помощью может решить практически любой вопрос в России.

Стоит ли говорить, что бизнесмена с таким количеством объектов недвижимости в Москве не могли не установится крепкие связи с мэрией города и мэром Сергеем Собяниным, его замом по ЖКХ Петром Бирюковым, с губернатором Подмосковья Андреем Воробьевым. Есть у Нисанова связи и с руководством МВД и столичным главком. Родственник Нисанова Олег Юсупов и сын министра внутренних дел Александр Колокольцев владеют сетью ресторанов «Иль Форно». Кроме того, в прошлом году экс-начальник управления внутренних дел по западному округу Москвы Андрей Пучков, уволенный из-за фабрикации уголовного дела против журналиста Медузы Ивана Голунова, формально стал директором МФК «Щёлковский», а на самом деле возглавил службу контрразведки Года Нисанова и Зараха Илиева.

Словом, Нисанов – человек, который умеет выстраивать очень ценные связи и всегда быть на плаву. Как написали журналисты издания «Проект» в своем расследовании, цитируя высокопоставленного чиновника: «Нисанов умеет окружать себя «правильными людьми», он – "чемпион" по дружбе».
Наше дело
Как человек хорошо знакомый с изнанкой строительного бизнеса, я не мог не осознавать, какие перспективы откроет передо мной такое партнерство. Что скрывать, эти перспективы меня привлекли. Кроме того, я увидел, что, несмотря на большие капиталы и высокие связи, в Киевской Площади просто нет специалистов по жилищному строительству. Я полагал, что покупать их на рынке они не рискнут и захотят продвигать именно своего человека. С другой стороны, Нисанов увидел мои амбиции – перевернуть рынок жилья в Московском регионе. Разумеется, он к тому же представлял себе, каких успехов добился мой «Аккорд» в Азербайджане. Все сошлось.

И я снова пошел на сделку с совестью. Конечно же, я не строил иллюзий относительно кристальной честности и "белизны" нашего будущего предприятия и знал, что за внешним успехом бизнеса Нисанова, конечно, скрывается банальное мздоимство огромных масштабов. Да и скрывалось оно недолго. Довольно скоро Нисанов озвучил мне будущие условия и цены. Откаты за разрешения в мэрию Москвы – 12%, так называемый «налог Собянина». Кстати, я был приятно удивлен, мои азербайджанские коллеги были куда корыстнее, брали около 30%. Помню, как мы с Владиславом Юсуповым отправились на очередную встречу с Петром Бирюковым. Юсупов взял мой кейс со $100 тыс. приготовленных наличных, сел в машину к заммэра, а вышел из неё уже без кейса. Всего лишь один из эпизодов. Разрешение на стройку в области было оценено в конкретную сумму – $20 млн., назовем это «налогом Воробьева». Залогом взятки стала моя долговая расписка и 30% доля в компании-застройщике, которая до поры отходила номиналу Альберту Иманилову, а по выплате денег возвращалась мне.

Так из слияния моих фантазий о новой строительной империи и коррупционных связей главного решальщика коммерческой недвижимости России родился мой второй строительный бизнес, девелоперская группа, известная под брендом SDI Group.

Мы опробовали силы на госзаказе по ремонту и строительству дорог и довольно скоро вышли на три серьезных проекта. Это были два современных жилых комплекса эконом-класса «Пироговская Ривьера», в Мытищинском районе Московской области общей площадью свыше полумиллиона кв. м., застройщиком и владельцем земельного участка стал ООО "СЗ «КомфортИнвест»" (SDI) и «Аккорд. Smart-квартал», жилой комплекс в Одинцовском районе Московской области, площадью застройки - более 131 000 кв. м. Подрядчиком был ООО «Аккорд Спецстрой» (SDI).
Яблоко раздора
Но особенный коммерческий интерес представлял третий объект – торговый и жилой центр «ВернадSky». Свыше 48 тыс. кв. м. жилой и коммерческой недвижимости бизнес-класса в престижном западном административном округе Москвы. Заказчиком проекта и владельцем участка под застройку стала фирма «Илион-Трейд», подконтрольная семье Зараха Илиева. Продажа квартир и офисов в «ВернадSky» сулила не менее $200 долл. прибыли. Из этого проекта мне причиталась доля в 70% жилых и 50% коммерческих площадей, а остальные 30% жилых и 50% коммерческих площадей должны были отойти Году Нисанову и его родственнику Владиславу Юсупову. Сейчас я думаю, что они уже тогда задумали избавиться от меня. Итак, доли и роли были распределены, взятки розданы, и строительство пошло.
"Всадники" Нисанова
Всегда нужно помнить, что человек, обладающий обширными возможностями по решению чужих проблем на самом деле обладает не меньшими способностями по их созданию. Итак, спустя несколько лет и сотен миллионов долларов родственники и приближенные «короля недвижимости» Владислав Юсупов и его брат, Эльман Байрамов, братья Захарьяевы и другие начали убеждать его в том, что новые бизнес-процессы отлажены, моя доля в проекте избыточна, а роль второстепенна. Короче говоря, «мавр сделал свое дело, мавр может уходить». И он согласился.

За день перед отъездом в коридоре его офиса в ТРЦ «Европейский» у меня состоялась встреча с Годом Нисановым и его вооруженными бойцами из ЧОП «Витязь». Они окружили меня, а он потребовал передать мою долю в строительном объекте «ВернадSky» в их владение под предлогом дарения Гейдару Алиеву
(младшему), сыну президента Азербайджана Ильхама Алиева. И снова в историю с похищением моей собственности "вмешалась" семья Президента.
Вооруженный налет на офис SDI
Итак, 24 января 2019 года в штаб-квартиру SDI Group на Кутузовском проспекте ворвались несколько десятков крепких молодых людей в черной форме с шевронами ЧОП «Витязь». Они отключили систему видеонаблюдения и запретили всем находившимся в помещении пользоваться мобильной связью. Следом за ними в офисе зашел двоюродный брат Года Нисанова Владислав Юсупов. Он потребовал от всех сотрудников беспрекословно подчиняться ему и Флере Теплинской, передать им флеш-накопители и электронные банковские ключи.

На все наши вызовы и заявления полиция ОВД «Дорогомилово» никак не отреагировала. Лишь однажды спустя несколько дней они приехали и изъяли из офиса документы фирм, чем, кстати, здорово усложнили жизнь нам, а не рейдерам.
Жизнь после захвата
То, что происходило дальше называется банальным словом воровство.
Практически в первые дни после нападения на офис из компаний-застройщиков ООО "СЗ «КомфортИнвест»" и ООО «Аккорд Спецстрой» руками «окупационного» руководства, в лице Владислава Юсупова и Флеры Теплинской, были по примитивной мошеннической схеме выведены более 300 млн руб. По бумагам всё было оформлено как беспроцентные займы, несмотря на то, что застройщику долевого строительства строго запрещено выдавать такие займы. Получатель займов АО «АРПТ» – крупнейший подрядчик по благоустройству площади возле ТЦ «Европейский» группы «Киевская площадь» Года Нисанова. Кроме того, мы обнародовали видео, на котором Флера Теплинская выносит из офиса SDI коробки наличных купюр и привозит их к дому Эльмана Байрамова, владельца «Мосазервинзавода», правой руки Нисанова.

В условиях полного бездействия силовых структур я выбрал единственный доступный мне путь борьбы – публичное обличение захватчиков SDI. Я рассказал обо всем, что знал журналистам TheBell, Lenta.ru, Коммерсант, Новой газете, Радио Свобода, Проект и другим российским СМИ. Скандал получился огромный. А против меня начали применять другие методы борьбы.
Забывчивый пациент
К моему удивлению, меня вдруг начали привлекать к уголовному делу об умышленном причинении легкого вреда здоровью (ст. 115 УК России), человеку, которого я никогда в жизни не видел. Уголовное дело, по которому я потом стал проходить, было возбуждено еще в 2018 году на «неустановленных лиц» по факту избиения «из хулиганских побуждений».

Судебно-медицинская экспертиза, которая выявила у потерпевшего сотрясение мозга произошла через год. И тогда же, через год после избиения, он вдруг начал опознавать меня как нападавшего. Уголовное дело возбудили сотрудники все того же ОВД по Дорогомиловскому району, подведомственного новому начальнику контрразведки Нисанова генералу Пучкову. Вы будете смеяться, но в результате меня объявили в международный розыск.